Петербуженка пишет чудесные истории про котов, которые вызывают восторг читателей. Часть 2

Петербурженка Ольга Трофимова регулярно публикует на фэйсбуке истории из жизни своих питомцев, собрав огромную аудиторию благодарных котопоклонников со всего мира. Как признаются сами читатели, у Ольги Трофимовой «есть не только преданные, но и восторженные, даже страстные читатели историй про котов, с дрожью нетерпения в пальцах пролистывающие ленту в поисках новой истории…» Подписчики Ольги Трофимовой первыми узнают новости из жизни Муни и Буси, и мы решили опубликовать несколько последних историй про котов, изменивших мир :) Пусть только своих владельцев.


➡ МУНЯ И МЕЛКИЙ-3

Мелкий, которого мы приучаем к имени Буся (совершенно, впрочем, безрезультатно приучаем), очень любит поесть, но не абы что, а кунину кашу.

На днях Муня удачно накинулся на металлическую расческу, которой его причесывали (специальная расческа для шерстяных котов — с длинными, острыми зубами), и поранил язык. Мы не сразу поняли, что случилось. Просто кот стал оставлять недоеденное в миске, а потом и вовсе отказался от питания, что привело всю семью в состояние повышенной боеготовности. Мы совсем было собрались перейти границу у реки, чтобы отправиться в ветеринарную лечебницу, как вдруг я догадалась открыть коту рот, а там аккурат посеред языка — ранка.

Мыслимое ли дело? Кот получил боевое ранение. В мирное время! В любящем доме! В тяжелом бою с расческой!

Позвонила доктору, узнала, как и чем лечить страдальца, который мало того, что не ест, так еще и не пьет — глотать больно. Закупили потребные лекарства и еще шприц на 20 мл (для котопоения), ведь коту никак без воды нельзя.

Я принесла шприц на кухню, где на кушетке лежал тоскующий Муня, вскрыла упаковку, выкинула за ненадобностью иглу (не для уколов приобретен), оставила только пластиковую емкость с поршнем. Поглядела на Муню, примериваясь, как вставлю ему шприц сквозь плотно сомкнутые зубы (тут есть тонкость!), и считая в уме, сколько человек потребуется, чтобы выполнить миссию и чтобы никто при этом не пострадал телесно.



Муня поглядел на шприц, темные воспоминания о ветлечебнице всколыхнулись в его душе, он тяжко вздохнул и пошел пить воду. А через пару дней после начала лечения начал уже потихоньку и есть.

Все это время, пока Муня испытывал мильон терзаний, его кунина каша лежала в свободном доступе. Страдалец пускал на нее грустные и голодные слюни, но употребить не мог.

А вот Буся смог! И еще как! Поначалу он не поверил столь удачному повороту событий, ведь все его прежние попытки залезть в мунину миску заканчивались коротким вразумлением и свободным полетом прочь. Так мелкий был выучен почтительности к старшим и их еде.

А тут – о счастье, стой! — лежит мясо и рядом никого! Шмакодявка осмелел, клюнул мордой в миску один раз, другой, третий, и тут миска опустела… С отяжелевшим пузом мелкий пришел к Муне и ткнулся ему в бок признательно: «Спасибо, дядинька! Впервые поел досыта!» Муня возмущенно хрюкнул, глаза его налились алым, и я поспешно утащила мелкого подальше, чем спасла его от неминуемого повреждения членов.

Прежде, когда Бусе не было доступа к муниной миске, он ел консервы и влажные корма для котят. Как только шмакодявке стала доступна кунина каша, промышленное питание было похерено напрочь. Поклевывался лишь сухой корм, да и то лишь посредине длинной и голодной ночи.

На четвертый день новой эры еды я устала выкидывать дорогостоящие корма и стала давать Бусе кунину кашу, измельчая ее дополнительно. Позавчера Буся зарывал уже и сухой корм, а вчера пописал на него от души. Мы верно расшифровали сигнал из кошачьего космоса и поехали на рынок.

Закупили мясо и три часа резали для старшего и мололи в комбайне для младшего разные сорта куниной каши. Вышло 20 пакетов для Муни и 15 пакетов для Буси. Бусе — детское питание, измельченное, и порции поменьше. Муне — нажористое, привычное, и порции побольше.

Пока готовили, коты изнемогли оба, пришлось дать им свежайшей баранины, иначе бы они взялись за нас и отъели бы, кто сколько сможет. А Муня сможет много! Да и мелкий ест, как не в себя, точно из голодного края приехал :)

Сегодня мелкий очень быстро управился со своей порцией и сунулся было к Муне, что снедал еду важно и степенно. Муня посмотрел на Бусю, ни звука не произнес, ни лапой не шевельнул, но мелкий сразу проникся серьезностью момента и почтительно отполз на заранее приготовленные позиции, откуда проверещал жалобно: «Что-то вы больно меня утесняете, папаша!» Муня обалдел, и кусок вывалился у него из пасти. Обернулся и рявкнул: «Какой я тебе папаша?» Мелкий заезлозил попой: «Любимый папаша! Восхитительный!» Муня задумался, вздохнул и оставил мелкому один махонький недоеденный кусочек.

Буся ликовал! Не только на хозяевах лесть и ласка работают, но и на старшем коте.

«Буду из вас веревки вить», — мечтательно улыбнулся шмакодявка и стал валяться по полу в остром приступе самообожания…



➡ МУНЯ И МЕЛКИЙ-4

Мелкий — большой каверзник.

Он, конечно же, преклонил пред Муней колена, назвал его уважительно дядинькой, а потом и вовсе стал величать папенькой, однако реального уважения к старшему коту эта шкода не испытывает совершенно, зато с завидной регулярностью испытывает мунино терпение.

Вот лежит наш Мунечка красивый весь, а мелкий с разбегу запрыгивает на него и кусает за морду. Еще зубы не все выросли, а наглость уже зашкаливает!

Или сидит Муня и думу думает, а мелкий шасть к нему и цоп, куда придется!



Муня стерпит раз, стерпит два, потом либо лапой наподдаст, либо яростной серой тенью метнется за шмакодявкою. Пусть он и толстожопец, но быстр и хищен… да только не помогает это, потому что Буся исключительно увертлив. Там, где Муня одним большим прыжком вмиг покрывает половину дистанции, Бусевич, мелко семеня прутиками ножек, преодолевает дистанцию целиком и в момент добегает до канадской границы.
Муня вертит кудлатой башкой: «А где-е-е?» — а мелкого уже и след простыл.

И все же мэйнкуны не зря считаются самыми умными котами. Муня раскинул мозгом и решил, что бегать продуктивнее, чем прыгать. И теперь в коридоре то и дело случаются половецкие пляски: мелким горохом сыплется Буся, тяжелой конницей летит за ним Муня. Ан снова незадача… в беге Муня шмакодявку мгновенно обгоняет, и, как только это происходит, мелкий тут же бежит в обратную сторону. Муня тормозит когтями по полу, разворачивается и снова в безрезультатную погоню — и так несколько десятков раз в день!

Снова Муня призадумался, мозгом обширным раскинул. Долго думал, морщины лоб избороздили.

Выбрал новую тактику. Принимает вид расслабленный и даже томный, а на деле лежит в засаде. Буся неизбежно и нагло напрыгивает на Муню, тот терпит для приличия несколько колов времени, а потом ловко подминает мелкого под себя, грызет за шкирятник и когтит лапами. Аккуратно когтит, но обидно и чувствительно.

Мелкий давай верещать: «Папенька, я всего лишь хотел побегать! Вы совсем со мною не играете, вечно заняты!» Но Муня неумолим, строг и последователен в исполнении наказания.

И хотя шмакодявка умом и сообразительностью не отличается, он все же смекнул, что надо искать новые виды проказ и каверз...


© Ольга Трофимова


Понравилось? Поделись с друзьями!


ИсторииЛюбовьКотикиТворчествоЖивотныеГордость